«Мы хотели рисковать»: истории создания независимых рекламных агентств. Часть 1

Сегодня независимые агентства побеждают в тендерах, выигрывают международные премии и составляют конкуренцию крупным сетевым компаниям. В интервью с Think with Google основатели трех агентств рассказали о том, с чего всё начиналось.

Виталий Быков, генеральный директор агентства Redkeds:

«Всё началось в 2004 году, когда мой товарищ Валерий Гольников предложил открыть дизайн-студию. Уже тогда Валера был известным иллюстратором, а в 2003 году Rambler назвал его человеком десятилетия в категории искусств. Его знакомые дизайнеры, с которыми он планировал открыть свое дело, отказались — побоялись рисков. А я решил так просто не сдаваться. Одолжил у знакомого $10 тысяч, и на эти деньги мы с Валерой арендовали офис, купили оборудование, наняли сотрудников.

Месяца через два деньги закончились, но к моменту открытия офиса у нас уже была пара-тройка заказов от друзей. Большим стартом для нас стал проект «33 сказки», который в 2006 году получил премию «Книга года» в разделе «Арт книга». Для него мы привлекли более ста иллюстраторов, лучшие работы которых опубликовали.

После этого проекта компании начали о нас узнавать. Тогда ежемесячная аудитория рунета составляла всего 15 миллионов человек, а активных пользователей было еще меньше. Если выпускался творческий проект, все знали, кто его автор. Так что первые 8 месяцев мы потратили на создание репутации, сотрудничали с маленькими брендами.

Позже к нам пришли транснациональные корпорации: Sony, Genser, Honda. Для Honda мы делали промостраницы, а после — обслуживали все их сайты. Знаковым для нас было и сотрудничество с Converse. Мы сделали им сайт, который победил в ряде международных премий и привлекал десятки тысяч пользователей только за счет дизайна.

C интернетом компании боялись работать, поэтому выделяли мало средств на онлайн-продвижение. Мы же были совсем недавно на рынке, и бюджет нас мало волновал. Главным был опыт и нарабатывание авторитета, поэтому в 2007–2012 годах мы занимались преимущественно digital-сферой. И всё же с самого открытия мы позиционируем себя как креативное агентство: это дает доступ к массе заказов. Мы не ограничиваемся интернетом и можем создавать наружную рекламу, организовывать мероприятия или придумывать радиоролики. Приписывая себе специализацию, агентство автоматически сужает количество клиентов и проектов».

Андрей Виноград, сооснователь агентства Grape:

«До Grape у меня была IT-компания. Мы создавали системы управления контентом для сайтов и продавали их digital-агентствам. Тогда они назывались веб-студиями. В 2002 году в одной такой студии я познакомился с Борисом Рыссом. Мы решили открыть свою коммуникационную группу со всем комплексом услуг: рекламой, дизайном, программированием. С приходом новых партнеров добавилась еще полиграфия.

Первые пять лет мы не выходили в прибыль. Каждый год штат сотрудников увеличивался в три-четыре раза — все деньги уходили на выплаты зарплат. Инвестиции тоже ниоткуда не брали. Однажды даже пришлось лобзиком столы вырезать, чтобы поместиться в арендованную комнату. Но мы росли, переезжали из офиса в офис. В 2006–2008 годах вышли в плюс и общение с клиентом стали вести напрямую. До этого вся работа велась в партнерстве с другими агентствами. Они давали нам доступ к крупным заказам, а мы помогали с digital-решениями. Одним из таких агентств было IQ Marketing. Совместно с ним мы сотрудничали с Unilever и несколько лет помогали продвигать бренд Axe на российском рынке.

В те годы мало кто понимал значение интернета для бизнеса. У компаний не было средств на онлайн-продвижение, приходилось каждый раз объяснять, для чего это нужно. И всё же вера в успех была всегда. Да, мы боялись не уложиться в сроки или не выполнить KPI. Переживали за то, чтобы вовремя выплачивать всем зарплаты. Но мы были молоды и хотели рисковать».

Егор Юдин, основатель Redweb digital production:

«Еще в школе мне нравилось всё, что связано с информационными технологиями. Я участвовал в олимпиадах по информатике и разрабатывал сайты. В какой-то момент я понял, что мои знания и умения, наработанные в этой области, начинают определять мой профессиональный вектор. Я даже попытался устроиться в компанию, которая занималась разработкой софта.

В университете стал брать проекты на фриланс. Занимался разработкой для аналитического издания и компании, продающей и сдающей в аренду быстровозводимые конструкции.

Затем я познакомился со своим будущим партнером, на тот момент соседом по общежитию, и в 2009 году мы открыли первую компанию. Он подходил к делу с творческой стороны, я — с технической.

Наш стартовый капитал был сугубо интеллектуальным, личных сбережений почти не было. Кредит решили не брать — посчитали, что разумнее вкладывать в предприятие заработанные на заказах деньги.

Первыми клиентами были небольшие компании. Для них мы разрабатывали сайты, софт, даже программировали устройства. Хотелось заниматься всем, что знал и умел, но быстро понял, что нужно на чем-то специализироваться. Уже позже, когда мы начали работать с крупными российскими и международными компаниями, где есть свои отделы дизайна и разработки, стало очевидно, что роль агентства — трансформировать опыт в решения, которые полезны новым клиентам.

Команды на стороне заказчика сталкиваются с задачами, которые им кажутся уникальными и сложными, в то время как агентство в силу специфики бизнеса имеет больше опыта, знаний и точек соприкосновения с подобными вопросами. Мы запускали обучающие и сертификационные платформы с автоматизацией и сложными архитектурными решениями для образовательного сектора и HR-сферы.

Нам интересно всё то, что плотно вплетено в бизнес-экосистему компании и способно давать позитивные сдвиги во всех сферах ее жизнедеятельности. Это отвечает моему желанию создавать интегрированные digital-платформы, автоматизировать сервисы и создавать системы централизованного обмена данными, включая построение серверных инфраструктур.

Всё, чего мы достигли, — результат слаженной командной работы, творческого подхода и применения информационных технологий».

Теория хаоса: громкие PR-провалы зарубежных компаний, которые все обсуждают