Бывшие: эти люди ушли из рекламы и не пожалели

Январь 2020 г.

Чем сейчас занимаются бывшие маркетологи

Кто-то мечтает попасть в рекламное агентство еще в студенческие годы, кто-то случайно оказывается в маркетинге и остается надолго. И даже если рекламщик становится «бывшим» и меняет сферу деятельности, навыки и связи остаются с ним навсегда. Как использовать знания от работы в рекламе и не бояться идти дальше, рассказали экс-сотрудники сетевых и российских агентств.

1 (1).png

Я заканчивала учебу на факультете журналистики МГУ. Недалеко, в Газетном переулке, располагалось сетевое рекламное агентство. Однажды я решила туда зайти и… получила работу. Когда я увидела директора агентства, приняла его за бомжа — очень просто он был одет.

Вместо того чтобы обходить перегородки между отделами в офисе, он перебирался прямо через них. А еще у него была привычка каждые десять минут спускаться в рюмочную. Когда я шла по Тверской, всегда замечала наших сотрудников. Они выделялись своей «униформой» — гавайскими шортами, рубашками и вьетнамками на босу ногу.

Был даже смешной случай во время переговоров с главным клиентом агентства. Прибежала девушка и сказала креативному директору: «Срочно зайди в переговорную и сядь за стол, чтобы никто не увидел, что ты в шортах». Он так и сделал — вот только стол был со стеклянной столешницей.

Атмосфера свободы в рекламных агентствах того времени была настолько притягательной, что в ней невозможно было не остаться. Интересные проекты, большие деньги, веселье. Один мой коллега рассказывал, как получил зарплату, пошел в супермаркет и накупил самых дорогих продуктов — он не представлял, на что еще можно потратить такие деньги.

Мы все отдавали себе отчет, что это коммерческое творчество, но это не мешало создавать. Мы делали по-настоящему успешные проекты: «Имидж ничто — жажда всё. Не дай себе засохнуть!» для Sprite, сериал про компанию друзей для Nescafe и многое другое. Мы придумывали всё сами, с нуля, и ни на кого в разработке идей не опирались.

Я поработала младшим копирайтером год и решила двигаться дальше. Перемещаясь с одной вакансии на другую, я доросла до позиции руководителя творческой группы. Но рекламный рынок менялся, всё больше уходя в интернет, а я не цифровой человек. Уйти в digital у меня не получалось в силу своего характера. Мне всегда нравилось снимать на пленку — это похоже на кино. Впервые я поработала с цифровой камерой три года назад, в 2016, когда снимала свою вторую короткометражку.

Ощущение, что мы снимаем мини-кино, стало таять. В 2005 я сделала перерыв — ушла учиться на высшие курсы сценаристов и режиссеров. Я выбрала сценарную мастерскую — мне казалось, в режиссуре я понимаю всё. А вот драматургия мне была не очень понятна. После двух лет учебы я начала писать свои сценарии.

Если бы у меня не было опыта работы в рекламном агентстве, я бы не смогла подступиться к кино. Иногда мне хотелось вернуться в рекламу, но мои попытки словно пресекала высшая сила. И вот в конце прошлого года я победила в конкурсе журнала «Искусство и кино» на лучший сценарий.

Мной заинтересовались продюсеры, и сейчас мы работаем над моим первым полнометражным фильмом. Только сейчас я понимаю — вот он, успех. Но раньше такого чувства не было, было ощущение, что тебя выпустили ночью в темный лес и говорят: «Иди вперед». И вот ты бредешь в темноте наугад. Сейчас мой дебютный фильм финансирует Министерство культуры, я снимаю его с серьезной петербургской компанией. Впервые чувствую, что вышла из темного леса.

2.png

В рекламу я пришла на третьем курсе университета — где-то в 1995 году. Я подрабатывала в агентстве промоутером, а после окончания учебы устроилась туда же менеджером. Затем я ушла в BTL-агентство, где организовывала свой отдел промоперсонала с нуля.

Через несколько лет я попала в BBDO, где работала с PepsiCo. Так началась моя карьера в ATL-агентстве. Всё шло отлично, меня повышали, но я не понимала, хочу ли стать директором по работе с клиентами. Начался внутренний кризис, и очень вовремя я забеременела снова. Уходя в декрет, говорила всем: «Я не вернусь в клиентский сервис, займусь чем-то другим, связанным с детьми».

В январе родилась моя дочь, а весной мне позвонили и предложили помочь в работе фонда «Дети наши», который создали по инициативе сотрудников BBDO. Я писала тексты для сайта, налаживала коммуникацию между фондом и агентством. Осенью директор фонда покинула свой пост, и мне дали право подписи. Пришлось быстро разобраться во всех тонкостях работы.

В то время большая часть фондов думала о том, как порадовать сирот, но наш был куда прогрессивнее. Его организовали, чтобы менять будущее детей, потому что их проблемы начинаются, когда они выходят из детского дома в большой мир. С этой идеи всё началось — мы поддерживали кружки и мастерские, обеспечивали базовые нужды детей. Мне повезло заниматься всем этим, не выпадая из коллектива агентства. Я общалась с теми же людьми, ставила те же креативные задачи, но со стороны клиента. Сменив сферу деятельности, я по-прежнему занималась любимым делом.

Опыт, который я получила в BBDO, бесценен. Он помогает мне и в общении с людьми, и в налаживании связей, и в организации процессов внутри фонда. Я умею писать брифы и ставить задачи людям из креативной среды. Я прошу не «рассказать миру о страданиях сирот», а даю понятные указания — привлечь такие-то организации, которые хотят провести добрую акцию в своем офисе, разработать кампанию с конкретным сообщением.

Есть мнение, что от осознанной и осмысленной работы не устаешь. Это не так — перегрузка, выгорание, бессилие и разочарование случаются. Но мысли вернуться в рекламу не возникало — я узнала о другой стороне жизни, где дети живут без родителей, а у любящих семей отбирают детей из-за бедности. Конечно, я вижу больше смысла в том, чтобы изменить жизнь этих людей к лучшему, чем увеличивать продажи какого-то продукта.

3.png

Я закончила филфак МГУ и хотела стать редактором глянца. Однажды меня позвали на собеседование в маркетинговый отдел бренда Centro — они искали контент-менеджера. Я приступила к работе: писала статьи для сайта и вела соцсети. Это направление зацепило меня больше всего, и я начала строить карьеру в SMM.

После семи лет работы в digital-маркетинге — и на стороне клиента, и в разных агентствах — я устала и думала, что делать дальше. Я всегда мечтала открыть свое дело, но рядом не было людей, которые бы поддержали, и не хватало мотивации. Через какое-то время усталость от офисной работы подтолкнула к действиям, а близкие поддержали мое решение.

Я открыла салон красоты, а SMM играет большую роль в бьюти-индустрии. К тому же маркетинг — одно из важных направлений любого бизнеса. В бьюти важна как красивая картинка и присутствие в соцсетях, так и клиентский сервис. Развивать его мне помогают навыки аккаунт-менеджера, полученные в рекламных агентствах.

Желание вернуться в рекламу у меня возникло ровно один раз. Работа в офисе ограничена рамками, но в конце дня ты свободен. Бизнес же становится частью личной жизни. Зато чувство свободы, которое приходит позже, не сравнимо ни с чем.

Сейчас я довольна тем, чем занимаюсь. Фраза «бери и делай» обрела новый смысл. Я поняла, что нельзя разрешать страхам брать над нами верх. Если ничего не делать, ничего и не получится. Кажется банальным, но это работает.

Как сохранить интерес к YouTube у поколения X